Какие схемы позволяют таможенникам уходить от наказания?

«Людей набрать наи­подлейших, жалованье дать наименьшее, так как волчья стая сама себя прокормит». Фраза, автор­ство которой приписывается реформатору российской таможни Петру I, висит рядом с порт­ретом Президента России над столом сотрудника одного из столичных таможенных пунктов.

Гонорар в конверте

«Сам я мзду не беру, — гордо заявляет мне весёлый таможенник по имени Дмитрий. — В нашем ведомстве совсем уж корыстных личностей стараются не держать. Раз в месяц начальник разносит подчинённым гонорар в конверте.

Каждый получает по трудам своим. Существует даже компьютерная программа, позволяющая высчитать КПД любого сотрудника, — количество прошедших через него грузов, оформленных документов и т. д. Нам просто спускают команду — вот этого коммерсанта выпустить побыст­рее. Способов много: можно не разгружать товар, закрыть глаза на нестыковки в бумагах, провести все процедуры вне очереди и т. д. О подобных привилегиях руководитель договаривается лично с бизнесменами. Часть полученных денег идёт ему и исполнителям. Что-то отправляется наверх.

Часто перечисление средств происходит через посредников — коммерческие фирмы, работающие при каждом подразделении и берущие на себя организацию всего процесса. Есть крупные монополисты, имеющие филиалы по всей стране. Служат в них чаще всего мои бывшие коллеги».

По словам собеседника «АиФ», такая система заработка и поощрений принята на многих таможенных постах. Она позволяет обезопаситься от рейдов контрольных органов — как поймать за руку того, кто непосредственно не берёт наличных? Максимум, что грозит сотруднику в случае выявления его «проказ», — выговор за халатность. Но он же пошёл на нарушение не из корыстных соображений, а только пытаясь помочь деловому человеку, у которого горят сроки!

Кому выгодно?

«Попадаются единицы, — продолжает Дмитрий. — Полтора года назад на смешной взятке в 100 тыс. руб. задержали начальника Западнодвинского таможенного поста Игоря Еремина. Он пригрел на груди «крысу» — заместителя, который и сдал шефа следствию».

Слова нашего источника подтверждаются и официальными органами. Так, недавно суд признал бывшего главного таможенного инспектора Александра Климовича виновным в получении 4 взяток. Следст­вие установило, что Климович «…собирал у сотрудников смен все полученные в течение месяца взятки для дальнейшего распределения между работниками таможни, вовлечёнными в преступную схему».

Таможенник Дмитрий уверен — коррупция выгодна не только государевым людям с их мизерной зарплатой, но и поставщикам, получающим возможность с минимальными осложнениями доставить грузы, и даже миллионам граждан, покупающим более дешёвые товары. Ведь нередко ультрасовременная заграничная аппаратура, сложные приборы, роскошная одежда и прочие дорогостоящие продукты и товары проходят таможенную очистку под видом полуфабрикатов, копеечного сырья и других малоценных грузов.

Криминальные схемы приносят таможенникам фантастические доходы. В удачный месяц рядовой сотрудник может «заработать» сотни тысяч рублей. Недаром в некоторых региональных управлениях таможенной службы устраивают настоящие аукционы по продаже должностей. Цена в зависимости от ранга и места доходит до нескольких миллионов рублей.

Все в курсе, все в доле

В компетентных органах обеспокоены ростом коррупции на таможне. По данным Московской межрегиональной транспортной прокуратуры, в 2011 г. по сравнению с предыдущим годом количест-во нарушений на таможне резко выросло: с 632 до 1100. Дела возбуждаются в связи со взяточничеством, вымогательством и превышением должностных полномочий. Сотрудники Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД РФ недавно раскрыли очередное подобное преступление. «Установлено, что сотрудник таможни потребовал от коммерсанта, обвинявшегося в контрабанде, передать ему 30 тыс. долл. и 350 тыс. руб., — заявил «АиФ» оперативник ГУЭБиПК. — А потом за прекращение уголовного дела запросил у предпринимателя ещё 200 тыс. долл.».

«В конце 90-х одна смена таможенного терминала могла заработать до 3 млн долл. в сутки, — рассказал «АиФ» Кирилл Кабанов, председатель Национального антикоррупционного комитета. — Играя на значительной разнице в тарифах на сходные продукты, сотрудники ведомства за мзду оформляли товары как проходящие по более низкой категории. Но коммерсантам стало выгодно работать «по-белому», и они поддержали антикоррупционную политику руководст-ва Федеральной таможенной службы (ФТС). После того как криминальную практику пресекли, народ начал массово увольняться. Но несколько лет назад коррупционный бизнес в этой сфере возродился на новой, «межведомственной» основе и стал приобретать всё больший размах. Сотрудники МВД, спецслужб и прочих правоохранительных структур теперь часто сами склоняют таможенников к нечистоплотности. У профильных складов появились «крыши» в больших погонах, прикрывающие царящие там злоупотребления и получающие львиную долю преступной прибыли. Всё большие объёмы импортируемых товаров оформ­ляют под чужими наименованиями, фактически превращая их в контрабанду. По нашим данным, ущерб, наносимый государству, достигает 20 млрд долл. в год. Были случаи, когда арестовывался весь персонал таможенных постов. Но те, кто приходил им на смену, начинали заниматься тем же самым».

Похоже, многим сегодняшним таможенникам не хочется жить по примеру их знаменитого коллеги Верещагина из «Белого солнца пустыни». Этим людям не обидно за державу, зато они с удовольствием едят чёрную икру.

Аргументы и факты